Про новые войлочные тапочки для одного дома, который разваливается уже который год

Архитектор Михаил Белов о Доме-мастерской К. С. Мельникова

 

Про новые войлочные тапочки для одного дома, который разваливается уже который год

 Прошел конкурс на концепцию «Музей Мельникова», объявлены лауреаты, привлечено внимание. Мое тоже.

Давно известно что дом Мельникова в плохом состоянии. И это повод беспокоиться о нем. Беспокоиться можно разными способами. Попробуем разобраться какими.
Для начала: что значит в плохом состоянии? Он подурнел? Потерял архитектурные качества? Нет.
Все те же гениально сцепившиеся в плане цилиндры. Все те же экстраординарные граненые окна, все тот же конгениальный им двухсветный зал.
Так что же плохо? Ответ: техническое состояние. Все обветшало и это раз; проблемы с фундаментами и это два. Все это технические задачи для специалистов двух типов. Реставраторов и конструкторов.

Насколько мне известно у нас проблемы со специалистами по реставрации объектов 20-30х годов ХХ-ого века, а в Германии, например, их избыток.
И это раз.
В Германии у них не так много работы, а у нас сейчас тренд повсюду звать немцев.
И это два.
Почему бы не объеденить два этих совпадения и не осуществить реставрацию дома Мельникова и укрепить его фундаменты?
Это три.

Теперь объясните мне при чем здесь архитекторы и их навязчивое желание пиарить себя на фоне гибнущих архитектурных памятников?
То есть это, конечно, не сильно вредно, но с практической точки зрения бессмысленно совершенно.

Главная проблема всей московской конкурсной практики, в любом ее облачении, при любых организаторах: полная бесполезность и нереализуемость на практике.

Жду не дождусь когда, наконец, в городе проведут не очередную конкурсную пустышку, а адекватный поставленной задаче и реалистический, в контексте реализации, конкурс. Если уж всем так приспичило эти конкурсы проводить.

А что бы спасти дом Мельникова никакие благотворительные конкурсы не нужны. Общественные акции, рутинная работа спецов — это да. А гламурные конкурсы ни о чем , или про то какие в доме Мельникова будут тапочки?
Это уже даже не забавно.

Проведение этого конкурса напомнило мне одну историю. Рассказал мне ее мой учитель Борис Григорьевич Бархин.

Однажды он оказался в доме отдыха архитекторов «Суханово» одновременно с Константином Степановичем Мельниковым, у которого в этот момент случился юбилей. Мельников тогда был забыт, хотя жив и более менее здоров.
Б.Г.Бархин про юбилей вспомнил и спонтанно отреагировал, купив огромный букет роз, равный по числу бутонов годам юбиляра. Букет был неожиданно вручен в гостиной при большом скоплении ни о чем не подозревающего народа, юбиляр был тронут. Общественность рукоплескала. Казалось, все удалось. Но Борис Григорьевич был смущен, хотя и не подал вида. И когда он вспоминал об этом позже его охватывало смущение и,даже неловкость, в чем он сам не стеснялся признаваться перед нами, своими учениками. Так что же случилось? В чем причина смущения?
Все очень просто: во время вручения Мельникову букета Б.Г.Бархин заметил что у того худые ботинки. И ему стало мучительно неловко. За букет с должным числом роз. За благополучие окружающих Мастера московских зодчих. За все и за всех. За гламурность произошедшего. Впрочем, тогда этого понятия еще никто не использовал.

«Эх, надо было просто новые ботинки купить! А не дурацкий букет. Да кто же знал!»
В сердцах, приговорил Борис Григорьевич в конце рассказа.

Б.Г. был очень тонкий человек, очень антигламурный задолго до появления этого самого гламура, он рефлексировал; и в этом были и юмор, и горечь, и досада, и двусмысленность положения. У Мельникова был собственный дом на Арбате, но худые ботинки и он питался дешевыми консервами. С тридцать седьмого года самый особенный архитектор гигантской страны сидел без работы, был парией для современников и нужно признать — жил в нищете. Своеобразной нищете, возможной тогда в СССР.

А сейчас самый особенный особняк в России разваливается на глазах у архитектурного сообщества, которое реагирует на это так как реагирует.
И прибавить к этому нечего.
Тапочки, кстати, очень забавные вышли, Константин Степанович, думаю, повеселился бы и обрадовался такому подарку на свой юбилей.
Хотя, чистое и совершенно не специальное гламурье вышло. Очередной раз. Который уже по счету?

 

Важность: 

*

im

tz

wz