Новая книга "Борис Великовский"

Борис Михайлович Великовский родился в 1878 году в городке Пропойск (Славгород). Он получил хорошее домашнее образование и поступил в Петербургский институт гражданских инженеров (1898), который окончил в 1904 году и далее работал в Москве, в архитектурной мастерской С. У. Соловьева. Начиная с 1906 года Великовский работал вместе с инженером А.Н. Милюковым и выполнял заказы на проектирование, брал на себя организацию и руководство строительством. Самые значительные из них сам архитектор назвал в своей автобиографии. К его первым работам относится особняк Грибова в Хлебном переулке в Москве и проект текстильной фабрики Грязнова в Иваново-Вознесенске. Однако наиболее известны спроектированные им в конце 1900-х и в 1910-е годы доходные дома. В это же время Великовский проектировал также рабочий поселок в Гжели, и при нём церковь и богадельню. Многие проекты он создал для старообрядца И.Е. Кузнецова – владельца заводов фаянсовой, фарфоровой и стеклянной посуды. В дореволюционный период это был главный заказчик архитектора.
Фабрики Кузнецова, цементный завод Вогау в Подольске, Пулеметный завод в Коврове оставались важнейшими предприятиями в своих отраслях и до революции 1917 года и при советской власти. После революции Великовский оказался числе самых востребованных зодчих-практиков. Особенно широко известно его произведение 1920-х годов - административное здание Госторга. Заказчиком была могущественная структура с практически министерскими возможностями и амбициями. Ее новый офис стал первым новаторским конторским зданием Москвы. Великовскому тогда удалось наиболее последовательно воплотить идеи новой архитектуры, начиная от организации пространства, до уместного использования новых строительных материалов и инженерных систем.
Неслучайно именно Великовский стал работать для Центросоюза, в ведении которого была сельскохозяйственная и кустарная промышленность. Это учреждение представляло собой целую «империю», конкурировавшую с крупнейшими наркоматами. Великовский выполнил проект одного из двух павильонов Центросоюза на Всероссийской сельскохозяйственной и кустарной промышленной выставке. Немаловажна была и его роль как участника конкурса на новое здание штаб-квартиры Центросоюза (1-я и 3-я премии на первом туре), в котором победителем стал не кто-нибудь, а сам Ле Корбюзье!
Целый ряд кооперативных ведомственных жилых домов и поселков, спроектированных Великовским, сегодня почти не упоминают. Однако они отразили его отношение к массовому жилищу за городом, сложившееся еще в период проектирования доходных домов. Архитектор был увлечен идеей города-сада, которая ему казалась жизненной и в советских условиях «Куда редко приходит солнце – туда часто приходит врач» - писал архитектор (Великовский Б. Жилищная нужда и кооперация. М., 1924, с. 10-11). Города-сады позволяли избежать, по его мнению, «тех уродливостей, которыми изобилуют наши теперешние города, представляющие из себя во многих частях безнадежную каменную пустыню, наполненную пылью и испорченным воздухом, каменный мешок, битком набитый болезнями». Зодчий, сотрудничая с Виктором Весниным, Н. В. Марковниковым и др. коллегами, смог продемонстрировать своё видение города-сада, проектируя вместе с архитектором П. М. Нахманом поселок «Сокол» в Москве (генеральный план, далее переработанный др. авторами). Он осуществил свой проект поселка «Дружба» в Подмосковье как классический город-сад, с парком и общественными зданиями в центре, без длинных прямых улиц, с деревянными домами на две семьи.
Великовский высказывался и о многоэтажном кооперативном строительстве в городе. Он обосновал преимущество жилищных кооперативов. «Государство при постройке дома не считается со вкусами людей. Оно должно строить с размахом, пригоняя все к одной форме. Получается то же самое, что и с платьем: как ни хорош костюм, купленный готовым, а все-таки, сшитый по заказу, всегда удобнее» (там же, с. 3-4). И такие кооперативы (РЖСКТ) были распространены в 1920-е годы. Стоит отметить, что именно опыт проектирования и строительства, казалось бы, безвозвратно ушедших в прошлое, «буржуазных» доходных домов пригодился Великовскому при работе над домами московских жилых кооперативов – «Коопстроя ВСНХ», «Льноторга», «Госстраха» и нескольких других. Архитектор не использовал рекомендуемую Моссоветом типовую секцию, а проектировал квартиры каждый раз заново, получая более интересные, и более удобные внутренние планировки.
Крупнейшие проекты архитектора 1920-х – начала 1930-х (Госторг, Центросоюз, Дом Книги) показывают подлинное мастерство, иногда вызывавшее даже их профессиональную ревность. Характерно, что в 1928-м году, когда Ле Корбюзье увидел впервые Москву и осмотрел участок, отведенный под строительство здания Центросоюза, он мог видеть только одно современное здание, расположенное рядом – Госторг Великовского.
Великовский не входил в группу конструктивистов. Он работал индивидуально, привлекая в свою мастерскую талантливую молодежь. Это были В. М. Воинов, А.З. Гринберг, А. Я. Лангман, Г. Г. Вегман и М. В. Гакен. Среди его построек есть самые разные по назначению и масштабу. Например, ряд столовых, в промышленных городах под Нижним Новгородом (Дзержинск (Растяпино), Богородск) и др. Кроме того, он спроектировал несохранившиеся поселки для НИИ железнодорожного транспорта в Мытищах и Щербинке под Москвой. Ему принадлежал и проект Сельскохозяйственного института в Смоленске. Особое место в творчестве Великовского последних лет жизни занял Дом книги (ОГИЗ) в Москве, строительство которого не было завершено в полном соответствии с проектом. Во второй половине 1930-х годов он спроектировал в Смоленске гостиницу, остающуюся до сих пор одной из самых монументальных построек города.

Важность: 

tz

wz