Провал грунта и… культурной политики

Эксперты Федерального научно-методического совета при Министерстве культуры РФ требуют принять срочные меры по спасению Дома Мельникова

Наталья Душкина

Восемь лет минуло с тех пор, как в Москве громко прошла международная конференция «Наследие в опасности / Heritage at Risk». Тогда в 2006 году, помимо «Московской декларации о сохранении культурного наследия ХХ века», всеми участниками (а их было более 400 из 30 стран мира) и крупнейшими международными организациями, связанных с сохранением молодого наследия (ICOMOS, DOCOMOMO, UIA), была подписана специальная «Резолюция по дому и коллекции Константина Мельникова».

Стоит процитировать сегодня четыре требования, которые выдвинули тогда участники к представителям российских властей в лице Министерства культуры РФ и Комитета по культурному наследию Москвы для спасения памятника мирового значения:
Признать, что выдающееся наследие Мельникова находится в опасности;
В срочном порядке, в течение 12 месяцев, разработать план сохранения дома Мельникова и его коллекции, в рамках существующих международных стандартов по проведению реставрационных работ на памятниках;
Создать совместную российскую и международную консультативную группу для осуществления контроля и оказания помощи в этом процессе;
В течение 12 месяцев обеспечить включение дома Мельникова и его коллекции в список памятников федерального значения.

Ни одно из этих требований, абсолютно трезвых по своей сути, не было осуществлено. Более того, они полностью игнорировались и продолжают игнорироваться, несмотря на бесконечную вереницу открытых писем, меморандумов, обращений специалистов во все высшие инстанции – к президенту, премьеру, в президентский совет по культуре, не говоря о министерствах и ведомствах. Даже всемирная слава этого дома-скульптуры, привлекающего толпы паломников, не помогает ему обрести федеральный (общенациональный) статус охраны. Что уж говорить о Всемирном наследии – туда путь при таком отношении внутри страны наглухо закрыт. Кроме как «стена» об этой ситуации не скажешь. Какой силы таран здесь нужен, чтобы сломать барьеры?

Зато вокруг дома, по всей его периферии, все эти годы шла и продолжает греметь великая стройка. Небольшой мельниковский участок окружен и подрезан другими «стенами» – бетонными, уходящими на несколько уровней вниз, и «стенами», растущими вверх, которые перекрыли свет и сломали идею хрупкого светопрозрачного строения.

Сегодня звуковой ландшафт этого места определяется долбящими звуками вгоняющих сваи буронабивных машин. Сделано все – руками инвесторов, архитекторов, государственных органов, блистательно продавливающих и согласовывающих эти проекты в объединенной охранной зоне, – чтобы, в конечном счете, поставить дом Мельникова и другие исторические памятники, расположенные в карстово-суффозионной зоне, знаменитой провальными явлениями, на грань выживания.

На этом фоне на пресс-конференциях бесконечно смакуется раздел собственности, связанный с юридической судьбой дома Мельникова. Вопрос, вне сомнения, требующий скорейшего и квалифицированного решения (sic!). Но подменять реальное сохранение памятника, входящего в государственный реестр, находящегося под государственной охраной (о чем свидетельствуют два охранных знака), заявлениями, что до разрешения конфликта никаких действий предприниматься не будет, недобросовестно и противоречит духу охранного законодательства. Иначе как провалом культурной политики, если таковая вообще существует в городе и стране, это не назовешь.

Экспертная группа по наследию ХХ века в составе научно-методического совета Минкультуры РФ направила очередное обращение (второе за полгода) с требованием незамедлительных действий для выведения знаменитого памятника из тяжелейшего состояния.

Tags: 

*

im

tz

wz